Кольцо

Его тело было сплошь покрыто курчавыми серебристо-черными волосами. Серебристых больше. Солнце, редкое для этого города и этого времени года, прокравшись сквозь занавеси роскошного сьюта, переливалось в седеющей дымке его волос. Он спал, как ребенок, бездонно глубоко и абсолютно бесшумно. Капельки пота проступили на лбу. Лицо, неудобно завернутое на подушку, исказилось, и губы приоткрыли идеальный ряд зубов. «Фарфор», — подумала Лена.

Она лежала на слегка отсыревшей простыне. Было жарко и от солнца, и от пышущего чугунными извилинами отопления. Номер Гранд-отеля «Европа» с видом на Русский музей, да, недурно.

Ей захотелось потянуться и встать — она встала и потянулась. Бледная женская фигура с большой, слегка обвислой грудью отразилась в старинном зеркале на гнутых бронзовых ножках. Паркет, поскрипывая, провел ее к окну, из которого открывался прекрасный панорамный вид на этот своенравный, прохладно-изысканный город.

Тело ее, размякшее под лаской, слегка ныло с непривычки, даже легкие ссадины проступили на коленках (ох, уж эти накрахмаленные простыни!). Лена живет одна. Редкие связи, больше случайные. Когда же это было в последний раз...