Еще раз о любви

Он стоял вполоборота, опираясь на бортик бассейна в той его части, где вода едва доходила ему до подмышечных впадин. Сквозь зеркалистую поверхность под светом многочисленных ламп ей было видно его подтянутое тело, все более ворсистое книзу, а из-за преломления в воде создавалось впечатление, что на нем темные гетры. Сквозь стеклянную перегородку с высоты примерно четырех метров она рассматривала его в подробностях: модно остриженная голова с выдающимся затылком, тонкий прямой нос... Четкий правильный профиль с этим аккуратным носом, выстроенным практически в одну линию со лбом, и впрямь напоминал чеканные портреты на музейных монетах. Довольно широкие брови, кожа лица, книзу подернутая тенью упрямой щетины, красивые плечи, руки, быть может, чуть коротковаты, с небольшими ладонями, обручальное кольцо... отсюда не видно...

В бассейне еще несколько человек. Она знает, что он следит за девочкой, которая плавает по первой, дальней от него дорожке под присмотром тренера — молодой светловолосой женщины на длинных, как у страуса, ногах, выраженно вогнутых, что особенно заметно, когда она останавливается. В ее руках палка с крюком на конце; она постоянно прерывает движение девочки, что-то говорит ей, нагибаясь или присаживаясь на корточки. Но за двойным стеклом ничего не слышно: ни слов, ни плеска воды... Можно постучать или даже крикнуть — они там ничего не заметят...