Анжелика

Анжелика вышла на веранду. Холодно, но уютное роскошество отеля создавало надежный тыл, обнимало ее сзади светом хрустальных потоков люстр, волнующей музыкой, шорохом шагов услужливых официантов в коричного цвета передниках — все они, как на подбор, лощеные, в полосатых форменных рубашках... Этот тыл манил ее вернуться, вновь засесть в гобеленовое, красно-золотое кресло, спрятаться в его кокетливой глубине, словно под покровом старинного фиакра, и потягивать морозное шампанское, ее любимый «Moёt Сhandon»*. Она все же постояла еще несколько минут, закутанная в плед, посмотрела на рубиновые звезды, послушала шум ночного города, отчетливо предвкушая это возвращение с продуваемой ночным октябрьским ветром крыши великолепного здания в его светящееся, перешептывающееся разноязычием, холеное чрево.

Как все это близко ей! Как манят ее дорогие вещи: крупные камни (конечно, бриллианты лучше всего!), меха, царская посуда, престижные авто — всё, что принято в последние годы обсуждать в мире глянца, всё, что экспонируется и переваривается ярмаркой миллионеров. Насколько глубоко она живет этим, каким родным всё это ощущает...